WWW.ДЕНЬСИЛЫ.РФ

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Медицина

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Судебно-психиатрическая оценка психических расстройств у лиц, совершивших сделки

-- [ Страница 3 ] --

* Жирным курсивом выделены показатели с достоверным различием (P<0,05)

В группе обследованных, признанных несделкоспособными, достоверно преобладали лица с одиноким проживанием, утратившие связь с микросоциальным окружением. В большинстве случаев (82,26%) они нерегулярно и бессистемно лечились у психиатров (p<0,001). Непосредственно заключению сделки предшествовало резкое снижение уровня социального функционирования, вплоть до утраты источника дохода, невозможности самостоятельного проживания и адаптации на простом бытовом уровне, зависимость от окружающих, отказ от получения медицинской помощи (p<0,001). В группе обследованных, признанных сделкоспособными, уровень социальной адаптации был стабильным, достоверно преобладали лица, работавшие по специальности и имевшие стабильный достаточно высокий уровень дохода, состоявшие в браке и поддерживавшие отношения с родственниками (p<0,05). В случае необходимости они своевременно и регулярно получали терапию и участвовали в реабилитационно-терапевтических мероприятиях (p<0,001).

В соответствии с концепцией функционального диагноза социальные показатели расценивались как факторы, свидетельствовавшие об особенностях динамики психического расстройства, выраженности психопатологических нарушений на период заключения сделки и их соотношении с сохранными сторонами личности; кроме того эти показатели характеризовали способность больного к социальному функционированию в условиях болезни и отражали влияние психического расстройства на адаптационные возможности.

Изучение экспертной значимости соматических факторов показало, что в целом при высоком уровне отягощенности соматическими заболеваниями (72,0% наблюдений) не было выявлено достоверного различия между распространенностью соматических заболеваний у больных, в отношении которых были вынесены разные экспертные решения. В обосновании заключения имел значение не сам факт наличия соматической патологии, а ее сопряженность с психопатологическими нарушениями, выраженность которых коррелировала с формой и особенностями течения соматических заболеваний, что являлось важнейшим фактором прогноза динамики психического расстройства. Наиболее представлены сердечно-сосудистая патология и гипертоническая болезнь, сопровождавшиеся развитием цереброваскулярной болезни, что служило этиологическим сосудистым фактором в генезе органических психических расстройств. Для лиц с тяжелыми формами соматических заболеваний, в том числе с онкологическими, с полиорганной недостаточностью и выраженной интоксикацией характерным было развитие энцефалопатии с астеническими и когнитивными нарушениями. Кроме того, соматические заболевания, сопровождавшиеся хроническим болевым синдромом, обездвиженностью, беспомощностью, резко снижавшие уровень социального функционирования больного, являлись значимым психотравмирующим фактором, который наряду с органическими нарушениями провоцировал развитие тревожных и аффективных расстройств.

Сравнительное изучение роли психотравмирующих факторов в оценке способности лица понимать значение своих действий и руководить ими при заключении сделки показало, что при значительной распространенности неблагоприятных психогенных факторов, в том числе и специфичных для пожилого и старческого возраста, таких как тяжелое материальное положение, резкое изменение жизненного стереотипа, одиночество, конфликты с родственниками, беспомощность (82,7%), лица, признанные несделкоспособными, были подвержены их воздействию в большей мере. В этом случае сделки заключались при неблагоприятных обстоятельствах и были единственным возможным выходом из сложной жизненной ситуации (74,12%, по сравнению с 35,46%, когда было вынесено экспертное заключение о сделкоспособности; p<0,05). У лиц, признанных несделкоспособными, непосредственно перед заключением сделки на фоне хронических психогенных воздействий возникал индивидуально значимый острый стрессовый фактор (смерть близкого человека, тяжелая соматическая болезнь), что вызывало нарушение социальных ролей больного и ухудшение психического состояния (61,30% по сравнению с 22,00% у лиц с экспертным заключением о сделкоспособности; p<0,001). Усугубление психопатологических расстройств, присоединение аффективных и тревожных синдромов сопровождались выраженным снижением адаптационных возможностей, нарушением критической оценки ситуации, связанной с заключением сделки, и прогноза ее последствий. У лиц с экспертным заключением о сделкоспособности в неблагоприятных условиях возникали тревожно-личностные реакции с мобилизацией внутренних сил и активным поиском выхода из сложной ситуации в соответствии с личностно значимыми смыслами, определявшими намерение на заключение сделки.

Деятельность по заключению сделки являлась важнейшим экспертным доказательством, позволявшим оценить мотивацию заключенной сделки, способность лица действовать в соответствии с личностными смыслами и в своих законных интересах, регулировать свое поведение и осуществлять контроль. У лиц, в отношении которых было вынесено экспертное заключение о несделкоспособности, деятельность по заключению сделки в 63,00% наблюдений была непродуктивной и нецеленаправленной по сравнению с 1,4% у лиц с экспертным заключением о сделкоспособности, заключивших сделку в ущерб своим интересам (p<0,05).

Проведенный анализ позволил выделить актуальный на современном этапе комплекс факторов, определяющих вынесение экспертного заключения о несделкоспособности при различных формах психических расстройств.



Выделение экспертных критериев несделкоспособности у лиц, страдавших на период заключения сделки шизофренией (140 наблюдений,23,33%; F20; F21; F22, по МКБ-10) проводилось с учетом формы течения и структурно-динамических характеристик психического расстройства, ведущего синдрома на период сделки, соотношения психотической и негативной симптоматики. В этой группе преобладали очные экспертизы - 73,57%, (p<0,01). В основу вынесения экспертного заключения была положена специфическая информация, отраженная в документах из психиатрических медицинских учреждений и содержавшая квалифицированное описание психопатологических расстройств в динамике, а также данные очного освидетельствования - 70,00%, (p<0,00,1). В 100 наблюдениях (71,43%) было вынесено экспертное заключение о несделкоспособности; в 20 (14,29%) - о сделкоспособности; в 20 (14,29%) о невозможности дать ответ на экспертные вопросы.

Экспертное заключение о несделкоспособности в 40,00% наблюдений было вынесено в отношении больных, у которых на период заключения сделки преобладала психотическая симптоматика. Наиболее значимыми в вынесении и обосновании экспертного решения являлись выраженные нарушения мыслительной деятельности с невозможностью адекватного продуктивного осознания действительности, бредовая оценка ситуации и обстоятельств, связанных с заключением сделки, нарушение критических функций. У лиц с преобладанием на период сделки психопатоподобного и аффективных синдромов (60,00% наблюдений) экспертное заключение основывалось на оценке сочетания когнитивных, аффективных и эмоционально-волевых расстройств, оказывавших дизрегулирующее влияние на поведение больного с искажением мотивационно-смысловой деятельности. Экспертно значимыми являлись нарушения мышления с невозможностью полностью осмыслить сложившуюся ситуацию и свою роль в ней, усугублявшиеся идеаторной заторможенностью, а также аффективные (необоснованная тревога, пессимистический прогноз, сверхценные идеи самообвинения, малоценности) и волевые в структуре апатоабулического дефекта (вялость, аспонатнность, снижение побудительной силы мотивов) расстройства. Указанные нарушения в первую очередь влияли на формирование цели сделки, которая была обусловлена патологическими мотивами, и определяли неспособность к целенаправленной деятельности по ее заключению.

У лиц с органическими психическими расстройствами (310 наблюдений, 51,67%; F00-F09, по МКБ-10) в 171наблюдении (55,16%) было вынесено экспертное заключение о несделкоспособности; в 78 (25,16%) - о сделкоспособности; в 61 (19,67%) - заключение о невозможности дать ответ на экспертные вопросы. Диагноз «органические психические расстройства» превалировал при посмертных судебно-психиатрических экспертизах (57,42%, p<0,001). Специфика доказательной базы в отношении лиц с органическими психическими расстройствами определялась тем, что больные получали специализированную психиатрическую помощь у психиатров лишь в 53,33% наблюдений, при этом в трети наблюдений (19,24%) консультации носили однократный характер в период пребывания больных в соматических или неврологических стационарах и были вызваны их неправильным поведением. Вынесение экспертного заключения в наибольшей мере основывалось на данных документации из соматических и неврологических медицинских учреждений, а также о социальном функционировании и деятельности по заключению сделки 46,67% (p<0,001). Характерным был высокий уровень отягощенности соматическими заболеваниями, в первую очередь сердечно-сосудистого спектра (76,51%) и опорно-двигательного аппарата – 25,00%, (p<0,001), особенности динамики соматических заболеваний имели большое экспертное значение. У лиц с экспертным решением о невозможности понимать значение своих действий и руководить ими течение гипертонической болезни носило кризовый характер (69,84%), в 16,67% наблюдений отмечались динамические нарушения мозгового кровообращения, в 12,32% – неврологическая очаговая симптоматика вследствие инсульта, в генезе органических психических расстройств преобладали сосудистые факторы (p<0,05).

У больных, страдавших деменцией (F00 – F03, по МКБ-10; 77 наблюдений, 24,83%), во всех случаях было вынесено экспертное заключение о неспособности понимать значение своих действий и руководить ими. В 48,90% отмечалась деменция в связи со смешанными заболеваниями (атрофического, травматического и интоксикационного генеза), сосудистая деменция в 51,10%. Важнейшими клиническими критериями несделкоспособности были выраженные нарушения памяти с явлениями мнестической дезориентировки, продуктивности мышления, критической оценки и осмысления ситуации, связанной с заключением сделки. На начальных этапах сосудистой деменции больные оставались способными к общим суждениям, могли выполнять простые привычные социальные действия, что определяло взаимоисключающий характер информации, содержащейся в свидетельских показаниях (p<0,001). Вместе с тем уже в этот период наблюдались нарушение целостного восприятия окружающей действительности и оценки своего поведения, неспособность к планированию и контролю деятельности по заключению сделки, невозможность понимания социальной сути происходящих событий и их возможных последствий.

Органическое расстройство личности (по МКБ-10 F07.0) отмечалось в 78 наблюдениях (25,16%). В этих случаях экспертная оценка представляла наибольшие сложности, заключение о невозможности дать ответ на экспертные вопросы было вынесено в 41,02%, (p<0,05); о сделкоспособности – в 26,92%; о несделкоспособности – в 32,06%, ведущим синдромом на период заключения сделки был психоорганический. Течение психического расстройства было дискретным, взаимосвязанным с психогенными, соматогенными и экзогенными факторами, отличавшимися массивностью и остротой воздействия (резкое изменение социального и материального положения, послеоперационный период, динамическое преходящее нарушение мозгового кровообращения, черепно-мозговая травма) определявшими развитие состояний декомпенсации, в том числе и по типу преходящего слабоумия. Интеллектуально-мнестические расстройства носили стержневой характер и проявлялись снижением интеллекта, замедленностью, ригидностью и малопродуктивностью мышления, выраженной дезорганизацией психической деятельности и нарушением памяти на прошлые и текущие события. Эмоционально-волевые расстройства проявлялись вялостью, аспонтанностью, снижением побудительной силы мотивов. В клинической картине аффективных расстройств преобладали тревожно-депрессивные переживания с чувством безысходности, необоснованными тревожными опасениями, отмечалась психогенная дезорганизация психической деятельности. Оценке подлежала совокупность взаимосвязанных психопатологических расстройств: интеллектуально-мнестических, личностных, эмоционально-волевых и аффективных тревожного и депрессивного спектра. Экспертно значимыми являлись когнитивные нарушения со снижением способности использовать прошлый опыт в сложной жизненной ситуации и осмысливать ее, оценивать характер межличностных отношений. Волевые расстройства в виде вялости, апатии, аспонтанности нарушали способность к адекватному формированию цели сделки, во многих случаях намерение на ее заключение отсутствовало, волеизъявление было сформировано не самостоятельно, больные пассивно подчинялись лицам, от которых зависели. При этом в 76,00% случаев нарушение критической оценки своего состояния и сложившейся ситуации было парциальным, касалось в первую очередь способности оценить юридическую и социальную суть заключаемой сделки (p<0,001).





Органическое эмоционально лабильное расстройство (F06.6, по МКБ-10) отмечалось в 79 наблюдениях (39,24%), при этом в 50,63% присоединялись коморбидные психопатологические состояния тревожно-депрессивного спектра (F41.2, по МКБ-10). В 54,43% наблюдений было вынесено экспертное заключение о сделкоспособности; в 31,64% - о несделкоспособности; в 13,92% - о невозможности дать ответ на экспертные вопросы. Воздействие субъективно значимого психогенного фактора, наряду с органическими нарушениями провоцировало развитие тревожных и аффективных расстройств, носивших преходящий характер. Наиболее распространенными стрессовыми факторами были болезнь и смерть близких, тяжелая соматическая болезнь с болевым синдромом, резкое ухудшение социального и имущественного положения. При экспертном заключении о неспособности понимать значение своих действий и руководить ими сочетание тревожного и органического эмоционально лабильного расстройства приводило к усугублению взаимосвязанных и усиливающих друг друга психопатологических расстройств различных регистров – интеллектуальных, аффективных, тревожных, личностных, эмоционально-волевых. Экспертно значимыми являлись когнитивные расстройства, которые проявлялись трудностями усвоения нового и использования прошлого социального опыта, невозможностью целостно оценить сложившуюся ситуацию и принять решение в сложных нестандартных условиях, что в целом усиливало психическую несостоятельность больных, вызывало дезорганизацию психической деятельности и нарушение целостной личностной регуляции поведения, влияло на интеграцию интеллектуальных процессов. Развитие тревожных реакций приводило к нарушению мотивации заключенной сделки, формированию искаженной патологически обусловленной цели, которая определялась необоснованной тревогой с недоучетом реальных обстоятельств и снижением прогностических функций (p<0,001).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 


Похожие работы:







 
2013 www.деньсилы.рф - «МЕДИЦИНА-ЛЕЧЕНИЕ-ОЗДОРОВЛЕНИЕ»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.