WWW.ДЕНЬСИЛЫ.РФ

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Медицина

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Судебно-психиатрическая оценка психических расстройств у лиц, совершивших сделки

-- [ Страница 4 ] --

Делирий не на фоне деменции (F05.0, по МКБ-10) отмечался в 34 наблюдениях, (10,96%), диагностика указанного психического расстройства во всех случаях определяла экспертное заключение о неспособности лица понимать значение своих действий и руководить ими. Делирий не на фоне деменции был характерным для лиц с тяжелыми формами соматической патологии: конечной стадией онкологических заболеваний с выраженной интоксикацией, почечной и печеночной недостаточностью, анемией и другими расстройствами с полиорганной недостаточностью, что сопровождалось развитием интоксикационной энцефалопатии. Специфической особенностью являлась поздняя диагностика соматического заболевания, позднее начало и несистематический характер терапии. В клинической картине на первый план выступали нарушение сознания по делириозному типу, зрительные и вербальные галлюцинации, психомоторное возбуждение. Ко времени заключения сделки отмечалось резкое изменение уровня социального функционирования с утратой трудоспособности, изменением взаимоотношений с лицами ближайшего окружения, необходимостью применения терапевтических воздействий с побочными явлениями. Факторами, провоцировавшими развитие делирия, являлись массивное медикаментозное вмешательство, послеоперационный период, предагональное состояние, а также болевой синдром, бессистемный прием анальгетиков и наркотических препаратов (p<0,001). Во всех случаях экспертизы были посмертными. Сделки в большинстве случаев заключались в период пребывания больных в стационаре, за несколько дней до наступления смерти и даже часов, в связи с этим большую доказательную значимость имели данные историй болезни из соматических стационаров, а также показания врачей – онкологов, реаниматологов, хирургов, терапевтов. Имущественные распоряжения были совершены в пользу случайных лиц, являлись односторонними и безвозмездными (p<0,001). При вынесении экспертного заключения наиболее значимыми являлись когнитивные расстройства, нарушавшие способность понимать внешнюю сторону происходящего, целостно осмыслять действительность, осознавать факт заключения сделки и эмоционально-волевые расстройства с вялостью, аспонатнностью, снижением побудительной силы мотивов.

Органическое бредовое расстройство отмечалось в 26 наблюдениях (8,38%), во всех наблюдениях было вынесено экспертное заключение о несделкоспособности (p<0,001), в 61,54% экспертизы являлись посмертными. Мотивация заключенной сделки определялась бредовыми идеями отношения и ущерба, направленными на родственников и лиц ближайшего окружения, в 76,92% наблюдений сделки были заключены по бредовым мотивам, в ущерб законным интересам своим и близких людей (p<0,001). Большую доказательную значимость имела собственноручная письменная продукция больных, в виде жалоб и заявлений в правоохранительные органы, отражавшая бредовые идеи (50,00% наблюдений, p<0,05). В связи с выраженным нарушением критических функций больные избегали самостоятельного обращения к психиатрам, консультации были проведены лишь половине из них, чаще носили однократный характер. В показаниях свидетелей по гражданскому делу содержалась взаимоисключающая информация, поскольку проявления психического расстройства могли быть не очевидны, у больных отмечались внешне упорядоченное поведение и способность к самообслуживанию, бредовые переживания могли расцениваться как отражение реальной конфликтной ситуации (61,54%). Наибольшую значимость в вынесении экспертного решения имели бредовые переживания, сопровождавшиеся нарушением свободного волеизъявления, отсутствием критической оценки сложившейся ситуации и своей роли в ней, характера межличностных отношений. Формирование намерения на заключение сделки и ее цель определялись бредовыми идеями.

Синдром зависимости от алкоголя (F10, по МКБ-10) отмечался в 95 наблюдениях (16,00%). В 4,21% была диагностирована начальная стадия синдрома зависимости от алкоголя, в 83,16% – средняя стадия; в 12,63% – конечная стадия. У лиц с начальной стадией во всех наблюдениях было вынесено заключение о сделкоспособности; у лиц со средней стадией – в 35,44% наблюдений экспертное заключение о несделкоспособности, в 30,38% - о сделкоспособности, в 34,18% - о невозможности дать ответ на экспертные вопросы; диагностика конечной стадии определяла экспертное решение о несделкоспособности. Вынесение и обоснование экспертного решения основывалось на анализе закономерностей течения алкогольной зависимости, описании соматоневрологического состояния лица врачами общего профиля с учетом уровня социальной адаптации. Информация, содержащаяся в документах из психиатрических и наркологических медицинских учреждений, была малоинформативной, не содержала клинического описания психического состояния, также больные отказывались от посещения врачей, не выполняли терапевтических назначений в связи с выраженной дезадаптацией и нарушением критической оценки своего состояния (p<0,001).

У лиц со средней стадией синдрома зависимости от алкоголя (83,16%) экспертное заключение о несделкоспособности было вынесено в 35,44% наблюдений, в этих случаях отмечался спровоцированный неблагоприятными социальными и психогенными факторами структурно-динамический сдвиг, который сопровождался депрессивными реакциями и усилением злоупотребления алкоголем. Запои приводили к усугублению когнитивных и эмоционально-волевых расстройств, неодолимому влечению к алкоголю и перестройке иерархии мотивов. Экспертно значимыми в этом случае были эмоционально-волевые и личностные расстройства в виде патологического импульсивного влечения к алкоголю, глубокой перестройки мотивационно-смысловой деятельности, когда сиюминутное стремление во что бы то ни стало выпить становилось более значимым, чем жизненно важные обстоятельства, что в совокупности на фоне состояния интоксикации определяли мотивацию сделки и структуру деятельности по ее заключению. Экспертное заключение о невозможности понимать значение своих действий и руководить ими было связано, в первую очередь, с невозможностью осознанной регуляции поведения при заключении сделки и соотнесения его с изменяющимися обстоятельствами, а также с формированием патологически обусловленной цели сделки и нарушением прогноза ее последствий.



У лиц с конечной стадией алкогольной зависимости (12,63%) клиническая картина характеризовалась стойкими выраженными проявлениями деменции, отмечавшимися и вне состояния интоксикации. В связи с тем, что выраженный интеллектуальный дефект отличался определенной стабильностью, вынесение категоричного экспертного заключения было возможно и при описании психического состояния лица во временные интервалы, непосредственно предшествовавшие заключению сделки или следующие за ней. Наибольшую экспертную значимость представляли выраженные мнестические нарушения со снижением способности к воспроизведению и использованию прошлого социального опыта, глубокое снижение показателей функций внимания, продуктивности и аналитической функции мышления, распад механизмов регулирования когнитивной деятельности.

В 55 наблюдениях (9,17%) на период заключения сделки отмечался депрессивный эпизод легкой и средней степени (F32.0 и F32.1, по МКБ-10). Экспертное заключение о несделкоспособности было вынесено в 60,00% наблюдений; о сделкоспособности – в 27,27%; о невозможности дать ответ на экспертные вопросы - в 12,73%. В половине случаев больные не лечились у психиатров, в вынесении решения наибольшую значимость имели данные очного освидетельствования и самоотчета, а также деятельность по заключению сделки (p<0,001). Экспертное заключение о невозможности понимать значение своих действий и руководить ими было вынесено в отношении больных с депрессивным эпизодом средней степени. В этом случае депрессии развивались на фоне совокупности хронических психогенных воздействий, непосредственно заключению сделки предшествовал острый тяжелый стрессовый фактор, приводивший к резкому изменению социального положения больных с нарушением контактов с лицами ближайшего окружения (69,70%). Сделки носили характер отказа от собственности, безвозмездной передачи имущества другим лицам (p<0,001), их заключение было определено патологическими мотивами. Экспертно значимыми являлись эмоционально-волевые и когнитивные расстройства. Мотивация сделки определялось пессимистическим прогнозом будущего, идеями самообвинения и самоуничижения, аффектом тоски и безысходности. Регуляция поведения при заключении сделки была нарушена в связи с искаженным восприятием окружающей действительности, утратой интереса к происходящему. В связи с этим больные не контролировали осуществление сделки, не принимали участие на различных ее этапах, не были способны оценить действия других участников сделки. Нарушение осознания юридической и социальной сути сделки было обусловлено и когнитивными расстройствами, связанными с идеаторной заторможенностью, снижением продуктивности мышления и внимания, способности к усвоению и осмыслению информации.

С учетом разработанных клинических критериев несделкоспособности были определены синдромы, достоверно значимые для определенных видов экспертного решения.

Таблица 2.

Распределение синдромов в зависимости от вида экспертного заключения (p<0,001).

синдромы, при которых выносилось экспертное заключение о несделкоспособности синдромы, при которых выносились различные виды экспертных решений синдромы, при которых выносилось экспертное заключение о сделкоспособности
  • галлюцинаторно-параноидный, параноидный
  • дементный
  • помраченного сознания
  • депрессивный
  • тревожный
  • психоорганический
  • астенический
  • церебрастенический
  • неврозоподобный

Таким образом, констатация определенных видов синдромов достоверно значимо свидетельствует о возможности вынесения заключения в категоричной форме, в то время как в ряде случаев экспертное решение неоднозначно и зависит от выраженности психопатологических феноменов в структуре определенного синдрома.

Методологический подход к решению вопроса о способности лица понимать значение своих действий и руководить ими применительно к ст. 177 ГК РФ определил необходимость выделения экспертного понятия медицинского критерия несделкоспособности, как предмета исследования при проведении судебно-психиатрической экспертизы, по аналогии с категориями невменяемости и недееспособности. Специфичность медицинского критерия несделкоспособности в рамках определенного в ст. 177 ГК РФ правового понятия «такое состояние», обусловливающего неспособность лица понимать значение своих действий и руководить ими, заключается в том, что он не исчерпывается только психопатологическими расстройствами, а представляет собой совокупность клинических, социальных, личностных и соматических признаков. Структуру медицинского критерия несделкоспособности определяют собственно психические расстройства, с учетом особенностей психологического личностного статуса и социальной ситуации сделки. Экспертологический подход при квалификации медицинского критерия несделкоспособности предполагает системный анализ взаимодействия психопатологических, психологических и социальных факторов, что соотносимо с применяемой в уголовном праве концепцией «синдром – личность - ситуация» (Ф.В.Кондратьев), поскольку предполагает оценку влияния психопатологических расстройств, опосредованных личностными и ситуационными факторами, на поведение лица в юридически значимый период.

В отличие от категории недееспособности, применение которой приводит к радикальному изменению правового положения больного, категория несделкоспособности относится лишь к конкретному юридически значимому действию, не ограничивая в целом права лиц с психическими расстройствами. Недееспособность определяется исключительно психическим расстройством с оценкой его тяжести и прогноза. В отличие от этого несделкоспособность облигатно включает в себя признак динамичности и ретроспективной оценки применительно к определенному юридически значимому действию, определяет необходимость анализа особенностей течения психического расстройства с моделированием психического состояния на период заключения сделки и способности к свободному личностному волеизъявлению в данной социальной ситуации.

На основании проведенной систематизации синдромов психических расстройств на период заключения сделки была определена структура и содержание медицинского критерия несделкоспособности.

Таблица 3.

Структура медицинского критерия несделкоспособности

хронические психические расстройства временные и динамические психические расстройства
синдром число доли, % синдром число доли, %
галлюцинаторно-параноидный, параноидный синдром деменции синдром деменции в структуре синдрома зависимости от алкоголя в конечной стадии 92 73 12 51,97 41,24 6,79 депрессивный тревожный нарушенного сознания психоорганический 66 25 23 53 39,52 14,97 13,77 31,74
Всего 177 100 167 100






Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 


Похожие работы:







 
2013 www.деньсилы.рф - «МЕДИЦИНА-ЛЕЧЕНИЕ-ОЗДОРОВЛЕНИЕ»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.